Новый исторический вестник

2020
№63(1)

ПОДПИСАТЬСЯ НАПЕЧАТАТЬСЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ EDITORIAL BOARD
 №1
 №2
2000
 №3
 №4
 №5
2001
 №6
 №7
 №8
2002
 №9
2003
 №10
 №11
2004
 №12
 №13
2005
 №14
2006
 №15
 №16
2007
 №17
2008
 №18
 №19
2009
 №20
 
 №21
 
 №22
 
 №23
2010
 №24
 
 №25
 
 №26
 
 №27
2011
 №28
 
 №29
 
 №30
 
 №31
2012
 №32
 
 №33
 
 №34
 
 №35
2013
 №36
 №37
 №38
 №39
2014
 №40
 
 №41
 
 №42
 
 №43
2015
 №44
 №45
 №46
 №47
2016
 №48
 №49
 №50
 №51
2017
 №52
 №53
 №54
 №55
2018
 №56
 №57
 №58
 №59
2019
 №60
 №61
 №62
 №63
2020
 №64
СОДЕРЖАНИЕ
  ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

№ 63 (1 mb)

С О Д Е Р Ж А Н И Е
C O N T E N T S

Российская государственность
Russian Statehood

Поляков В.Е. Партизаны и деньги: Финансирование и продовольственное снабжение партизанского движения в Крыму (1941 – 1944 годы) 
Polyakov V.E. Partisans and Money: Financing and Supplying Food to the Partisan Movement in the Crimea (1941 – 1944)

Поляков Владимир Евгеньевич – докт. ист. наук, профессор, Крымский инженерно-педагогический университет имени Февзи Якубова (Симферополь)
turshu@inbox.ru

В статье рассмотрены два взаимосвязанных аспекта повседневности партизан Крыма в годы Великой Отечественной войны – финансовое положение и продовольственное обеспечение партизанских отрядов. Основным источником исследования послужили ранее неизвестные документы, которые хранятся в Государственном архиве Республики Крым. 
Проанализированы экономические, политические, административные, военные и идеологические факторы, которые влияли на финансовое положение и продовольственное обеспечение партизанского движения. Основное внимание уделено «продовольственным операциям» партизанских отрядов, которые, по сути, являлись насильственными и бесплатными реквизициями продуктов у населения. Впервые в российской историографии рассмотрен вопрос выплаты денежного жалованья партизанам как военнослужащим Красной армии и денежного пособия их семьям.
Автор приходит к выводу, что с самого начала партизанского движения в Крыму из-за ряда организационных ошибок, просчетов и необоснованных надежд на краткосрочность оккупации денежный и продовольственный вопросы встали очень остро. От решения этих вопросов зависело само существование партизанских отрядов.
По мере утраты и исчерпания небольших продовольственных запасов, крымские партизаны перешли к насильственному изъятию продуктов у населения. Главными причинами этого стали острая нехватка денежных средств для закупки продовольствия и быстро распространившееся среди партизан отношение к насильственному изъятию продуктов питания как справедливой мере, как возмездию за сотрудничество с оккупантами. Неизбежным следствием такой практики стал рост недовольства населения, рост враждебности к партизанам.

Вторая мировая война, партия большевиков, партизанское движение, финансирование, продовольственное снабжение, реквизиция, крымские татары, Крым, повседневность.

Vladimir E. Polyakov – Doctor of History, Professor, Yakubov Krimean Engineering and Pedagogical University (Simpheropol, Republic of Crimea, Russia)
turshu@inbox.ru

The article examines the two interconnected aspects of the partisans’ everyday life in the Crimea during the Great Patriotic war: the financial situation and food supply of the partisan units. The main source of the research was archival documents from the State Archives of the Crimean republic which had not been previously studied. The author analyzes economic, political, administrative, military, and ideological factors which affected the financial state and food provision of the partisan movement. The focus is made on “food operations” carried out by the partisan units, which, in fact, meant forced food requisition from the population. For the first time in Russian historiography research is made on salary payments for the partisans as military personnel of the Red Army and allowances to their families.
The author concludes that the financial and food problems were very acute due to a number of organizational errors, miscalculations and misconceptions, taking place at the very beginning of the partisan movement in the Crimea, as to the briefness of the fascist occupation. The mere existence of partisan movement depended on how these problems were to be solved.
As the Crimean partisans were short of food supplies they resorted to forced food requisition from the population. That was caused by an acute money shortage for purchasing food, which combined with a quickly assumed attitude by the partisans that the food requisition operations were but a justified measure, a revenge on the population for collaborating with fascist invaders. Such practices, inevitably, resulted in the population’s growing resentment and hostility to the partisans.

World War II, Bolshevik party, partisan movement, financing, food supply, requisition, Crimean Tatars, Crimea, everyday life.

Антибольшевистская Россия
Anti-Bolshevik Russia

Димони Т.М. Служебная повседневность милиции «белой» Северной области (1918 – 1920 годы)
Dimoni T.M. The Daily Routine of the Militia of the Russian “White” Northern Region (1918 – 1920)

Димони Татьяна Михайловна – докт. ист. наук, доцент, Вологодский государственный университет (Вологда)
Dimonitm@yandex.ru

В статье раскрывается повседневная деятельность милиции на территории «белой» Северной области в период существования на севере России антибольшевистской власти. Статья написана на основе ранее неизученных архивных документов центральных и местных учреждений милиции «белой» Северной области.
Архивные документы позволили впервые реконструировать в основных моментах структуру учреждений милиции, численность и состав служащих милиции, их финансирование, снабжение обмундированием, обеспечение оружием, транспортом и жильем. Особое внимание в статье уделяется месту милиции в государственном аппарате «белой» Северной области и взаимоотношениям учреждений милиции с другими военными и гражданскими учреждениями. В статье показаны типичные моменты повседневной деятельности милиции в 1918–1920 гг.: расследование краж, поиск пропавших людей, конвоирование арестованных, постовая и патрульная служба.
По заключению автора, эффективность работы милиции «белой» Северной области сильно снижалась рядом экономических, социальных и политических факторов. У правительства Северной области постоянно не хватало финансовых и материальных ресурсов, чтобы финансировать и снабжать милицию в необходимых объемах. Командование войск Антанты, оккупировавших Северную область, мало чем помогало русскому правительству Северной области в решении материальных проблем милиции. Милицию часто использовали для решения военных задач. В частности, милиция участвовала в изъятии материальных ресурсов у населения ради удовлетворения нужд армии. Милиция также боролась с дезертирством, проводя операции по поимке тех жителей Архангельской губернии, кто не хотел служить в белой армии. В результате население относилось к милиции враждебно и, как правило, отказывалось помогать ей.

Гражданская война, интервенция, Белое движение, милиция, чиновничество, бюрократия, преступность, повседневность, Архангельская губерния, Архангельск, Е.К. Миллер.

Tatyana M. Dimoni – Doctor of History, Assosiate Professor, Vologda State University (Vologda, Russia)
Dimonitm@yandex.ru

The article highlights the daily routine activities of the militia on the territory of the Russian “white” Northern Region during anti-Bolshevik rule in the north of Russia. The article is based on previously obscure archival documents of the central and local militia in the “white” Northern Region. The archival documents helped to reconstruct, as a whole, the structure of militia establishments, the number and composition of the militia staff, their financing, the provision with uniforms, arms, transport and accommodation. The article pays special attention to the place which the militia occupied in the bureaucracy of the “white” Northern Region and interrelations of militia institutions with other military and civil institutions. The article features typical instances of everyday routine of the militia in 1918–1919: investigation of thefts, search for missing people, convoying of those arrested, and patrol and protection capacity.
It is concluded that the efficiency of the militia in the “white” Northern Region was largely reduced by a number of economic, social and political factors. The government of the Northern Region was regularly short of finances and material resources to provide for the militia in the required amount. The commandment of the Entente troops that occupied the Northern Region helped but little the Russian government of the Northern Region to resolve the militia’s material deficiencies. The militia was often used for military purposes. For instance, it took part in the extortion of material resources from the population to satisfy the army’s needs. The militia fought against desertion by conducting operations to capture the citizens of the Arkhangelsk Province who wanted to escape from military service in the White Army. As a result, the population felt hostile toward the militia, normally refusing to cooperate with it.

Russian Civil War, intervention, White Movement, militia, officialdom, bureaucracy, crime, everyday life, Arkhangelsk Province, Arkhangelsk, General Evgeniy K. Miller.

Ипполитов С.С. Инвалиды двух войн: Увечные русские воины в эмиграции (1917 – 1920-е годы)
Ippolitov S.S. The Invalids of Two Wars: Disabled Russian Veterans in Emigration (1917 – 1920s)

Ипполитов Сергей Сергеевич – канд. ист. наук, проректор, Московский государственный институт культуры (Химки, Московская обл.)
nivestnik@yandex.ru

Статья посвящена малоизученной и драматичной странице истории российской эмиграции – судьбе нескольких тысяч русских военных инвалидов, оказавшихся в изгнании. Обозначенная проблема актуальна сегодня по ряду причин. История адаптации российской эмиграции начала ХХ в., сохранение ею национальной и культурной идентичности в условиях враждебной внешней среды стала ценнейшим опытом, изучение которого не только помогает понять происходящие сегодня в среде русского зарубежья процессы, но и выработать способы решения тех острейших проблем, которые стоят сейчас перед нашей страной. Изучение в этом контексте российской гуманитарной деятельности по призрению самых незащищенных членов эмигрантского сообщества позволяет проследить духовную традицию общественной самоорганизации в условиях глубокого кризиса.
Раненые воины Первой мировой и Гражданской войн, многие из которых были прикованы к постели, полностью лишились зрения, потеряли трудоспособность и нуждавшиеся в постоянном уходе и лечении, оказались без попечения и средств к существованию. Ситуацию усугубляла политика по «выдавливанию» российских беженцев, проводившаяся рядом восточноевропейских государств и Турцией в начале и середине 1920-х гг. Единственной надеждой для этих обездоленных людей стала деятельность российских гуманитарных организаций, восстановивших свою работу в эмиграции.
Российское общество Красного Креста, Всероссийский союз городов, Зарубежный союз русских военных инвалидов – эти и целый ряд других общественных организаций сумели за короткий срок воссоздать и развить инфраструктуру лечебных заведений, инвалидных домов и приютов, питательных пунктов, лечебниц и санаториев, оказывавших медицинскую помощь и призрение русским инвалидам в изгнании. Благодаря этой поддержке раненые воины получали не только призрение и медицинскую помощь, но и возможность социальной адаптации и реабилитации, постепенно интегрируясь в новое для них общество.
Призрение и помощь русским инвалидам за границей отразили в себе все сильные и негативные стороны русского эмигрантского сообщества, став, с одной стороны, примером гражданской самоорганизации на благо самых обездоленных, но с другой стороны, высветив в своей среде деятелей, готовых наживаться даже на скорби и страданиях ближних.

Гражданская война в России, русская эмиграция, инвалид войны, Российское общество Красного Креста, гуманитарная деятельность, благотворительность, благотворительная организация, социальная адаптация.

Segrey S. Ippolitov – Candidate of History, Vice-Rector, Moscow State Institute of Culture (Khimki City, Moscow Region, Russia)
nivestnik@yandex.ru

The article highlights the destiny of thousands of disabled Russian war veterans who found themselves in exile, which is an obscure and dramatic page in the history of Russian emigration. The issue is relevant today for a number of reasons. The history of the adaptation of the Russian emigration in the early twentieth century, its efforts to preserve national and cultural identity in a hostile environment is a valuable research-worthy experience, which helps to embrace  the processes currently taking place among  the Russian emigration as well as to address the acute problems this country is facing now. In this context the study of Russia’s humanitarian activities targeted at the most vulnerable members of the emigrant community allows to trace the spiritual tradition of social self-organization in the conditions of a deep crisis.
The disabled veterans of the First World War and the Russian Civil War, mostly bedridden, completely blind and unable to work, in need of permanent medical care and treatment, were left without care and means of support. The situation was aggravated by the “squeeze out” policy toward Russian refugees, pursued by a number of Eastern European countries and Turkey in the early and mid-1920s. The only hope for these disadvantaged people was the activity of Russian humanitarian organizations, which resumed their work in exile.
The Russian Red Cross Society, the All-Russian Urban Union, the Foreign Union of Disabled Russian War Veterans and a number of other public organizations managed in a short time to recreate and develop the infrastructure of medical institutions, homes for the disabled and shelters, catering points, hospitals and health resorts providing medical care and charity to the Russian invalids in exile. Thanks to this support, the disabled veterans received care and medical aid, as well as an opportunity to undergo social adaptation and rehabilitation, which ensured their gradual integration into a new society. 
The care and aid practices organized for the Russian disabled war veterans abroad reflected both strengths and weaknesses of the Russian emigrant community, on the one hand, setting an example of civil self-organization for the benefit of the disadvantaged, and, on the other hand, spotting those who were ready to capitalize even on the misfortunes and sufferings of their compatriots.

Russian Civil War, Russian emigration, disabled veterans, Russian Red Cross Society, humanitarian activities, charity, charitable organization, social adaptation.

Маслова И.В. Предпринимательская династия Стахеевых в эмигрантском Харбине
Maslova I.V. The Stakheyevs’ Entrepreneurial Dynasty in Emigrant Harbin

Маслова Инга Владимировна – докт. ист. наук, доцент, Казанский (Приволжский) федеральный университет (Казань)
saveli3@yandex.ru

В статье рассматривается история российской эмиграции в Харбине на основе биографического анализа жизни и деятельности представителей российской предпринимательской династии Стахеевых. В качестве источников использованы ранее неизвестные документы личных дел трех представителей этой династии. Эти личные дела были созданы государственным органом, специально созданным японской оккупационной администрацией для контроля над русскими эмигрантами и русскими эмигрантскими организациями в Маньчжурии.
Представители династии Стахеевых покинули Россию в составе первой и второй волн эмиграции. Их судьбы свидетельствуют о том, что эмиграция изменила экономический и социальный статус россиян, которые были вынуждены покинуть страну. Заняться привычными видами коммерческой деятельности у предпринимателей получалось далеко не всегда. Вывезенные из России деньги и ценности позволяли продержаться незначительное время, а затем следовало искать работу. Им приходилось браться за самую разную и низкооплачиваемую работу в сфере услуг, транспорта, охраны, торговли. Женщины и девушки, оказавшись в чужой стране без кормильцев, зарабатывали рукодельем, частными уроками иностранных языков, нанимались в экономии и официантки. Навыки, формировавшиеся как элемент традиционного внутрисемейного трудового воспитания женщин, приобрели характер жизненно-необходимых. Резкая смена социально-экономического статуса и повседневности отразилась и на физическом, и на психологическом состоянии эмигрантов.

Маньчжурия, Харбин, Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД), русская эмиграция, социальная адаптация, повседневность, предприниматель, предпринимательство, род Стахеевых.

Inga V. Maslova – Doctor of History, Assosiate Professor, Kazan (Volga Region) Federal University (Kazan, Republic of Tatarstan, Russia)
saveli3@yandex.ru

The article examines the history of Russian emigration in Harbin through the biographical analysis of the life and entrepreneurship of the Russian entrepreneurial dynasty of the Stakheyevs. The personal records of three representatives of the dynasty were used as original sources. The files were made by an official body which was set up by the Japanese occupation administration to control Russian emigrants and emigrant organizations in Manchuria.
Some members of the Stakheyev clan left Russia with the first and second emigration wave. Their biographical data show that the Russian emigration had to change their economic and social status. It was not common for them to carry on their business activities abroad. The money and valuables they had brought with them could keep them afloat but for a short time. As they searched for work they had to take up various low-paying jobs in service industry, transport, security, and trade. Girls and women, left without a breadwinner, had to earn their living by handicraft, private lessons of foreign languages as well as working as housekeepers and waitresses. Their skills acquired as an element of traditional in-family occupational training proved to be vitally important. An dramatic change in their social and economic status and everyday life affected the emigrants’ physical and psychological state.     

Manchuria, Harbin, Chinese Eastern railway (CER), Russian emigration, social adaptation, everyday life, entrepreneur, entrepreneurship, Stakheyev clan.

Память культуры
Cultural Memory

Mironov A.S. On the Time in Russian Bylinas and its Axiological Nature
Миронов А.С.
О ценностном характере былинной темпоральности

Arseny S. Mironov – Candidate of Philology, Associate Professor, Rector, Moscow State Institute of Culture (Khimki City, Moscow Region, Russia)
arsenymir@yandex.ru.

The subject matter of the given study is both the artistic time of Russian heroic epics and its relationship with the present continuous of traditional bylina narration. Based on the results of bylina axiological analysis, the author criticizes the existing stereotype (produced by M.M. Bakhtin, D.S. Likhachov, and other scholars) according to which the epic time should be described as ideal, sacral, and “insular” (an “original time”) – i.e., as separated from the ordinary time of the epic singer and his audience.        
According to the author, Russian folk epics do not imply any features of the sacral “original time”, but absorb traits of different historical epochs into themselves on the principle of identical “spiritual codes”, their temporality essentially open to the present and future of the epic singer and his audience. The convergence between the “ancient” epic time and the “familiar” time of the audience is due to the single system of value coordinates which, in turn, are equally applicable for the assessment of acts committed either by epic knights or listeners themselves. For this reason, the events belonging to different historical periods are rendered in Russian bylinas as subordinate to and comprehended by the universal logic of spiritual laws – the ones immanent to the consciousness of the hero and his traditional audience.
The author concludes that the temporality of Russian folk epics is subjected to the law of “reverse perspective” according to which the past shouldn’t be represented as distant and vague, but, on the contrary, as realistic and near, placed in the foreground of the recipient’s perception, in the field of the present. At that, the necessary condition to “draw” the audience into the epic chronotope is the positioning of plotlines’ “vanishing point” “behind” the listener – i.e., in his or her personal space and personal time focused on individual future. As a result, the present time of the audience becomes an organic part of the epic continuum, while the “epic knights’ time” is perceived by the listener as a number of well-structured elements translating a certain axiological worldview. The transition from the “familiar” time to the «relevant epic» one is experienced by the listener precisely as a personal transition from one value system to another.

Slavs, Ancient Russia, Medieval Russia, Russian culture, history of culture, epic, bylina, artistic time, chronotope, Mikhail M. Bakhtin, Dmitry S. Likhachev.

Миронов Арсений Станиславович – канд. филол. наук, доцент, ректор, Московский государственный институт культуры (Химки, Московская область)
arsenymir@yandex.ru

Предметом исследования является художественное время русского героического эпоса и его соотнесенность с настоящим длящимся временем традиционного акта исполнения былины. На основании результатов аксиологического анализа былин автор подвергает критике устоявшееся представление (М.М. Бахтин, Д.С. Лихачев и другие) об идеальном, «островном» эпическом времени («первовремени»), которое якобы отделено от повседневного времени певца и аудитории.
Автор утверждает, что русский эпос не имеет черт сакрального первовремени, более того, по его мнению, былина не только вбирает черты различных исторических эпох на основе тождества «духовного кода» аналогичных событий, но ее темпоральность принципиально открыта настоящему и будущему певца и его аудитории. Сближение «древнего» эпического времени и «фамильярного» времени слушателей обусловлено единством системы ценностных координат, равно приемлемых для оценки поступков былинных богатырей и самих слушателей. По этой причине события разных исторических периодов в былине осмыслены и подчинены универсальной логике духовных законов, имманентных сознанию певца и его традиционной аудитории.
Автор приходит к выводу о том, что темпоральность русского эпоса подчинена закону «обратной перспективы»: «надвинувшиеся» реалистично изображаемые события далекого прошлого помещены на передний план восприятия реципиента, в область настоящего. При этом условием «втягивания» аудитории в хронотоп эпоса является размещение «точки схода» сюжетных линий в личном пространстве слушателя, в его индивидуальном будущем. В результате настоящее время аудитории становится органичной частью эпического времени и пространства, «время богатырей» ощущается слушателем как поток упорядоченных элементов целостной картины мира. Переход от «фамильярного» времени к «актуальному былинному» переживается слушателем именно как личный переход от одной ценностной системы к другой.

Славяне, Древняя Русь, Средневековая Россия, русская культура, история культуры, фольклор, эпос, былина, художественное время, хронотоп, М.М. Бахтин, Д.С. Лихачев.

События и судьбы
Landmarks in Human History

Милевский О.А. «Хождение по мукам» Гавриила Глико: Из истории политической ссылки времен царствования Александра III
Milevskiy O.A. Gavriil Gliko’s “Road to Calvary”: From the History of Political Exile during the Reign of Alexander III

Милевский Олег Анатольевич – докт. ист. наук, профессор, Сургутский государственный педагогический университет (Сургут, Ханты-Мансийский автономный округ–Югра)
olegmilevsky@mail.ru

В статье на основе ранее не использованных архивных документов восстановлены основные моменты пребывания в сибирской ссылке греческого подданного Гавриила Александровича Глико. Будучи жителем Одессы, он оказался причастен к движению народников в 1880-е гг. Хотя он не принимал активного участия в деятельности какой-то революционной подпольной группы, он был арестован и сослан в Западную Сибирь как государственный преступник.
В судьбе этого «маленького человека» ярко отразился социальный и духовный раскол между самодержавной властью и российским обществом, который в последней трети XIX – начале XX вв. углублялся все сильнее. Изучение повседневной жизни Глико в сибирской ссылке ярко раскрывает деятельность карательного аппарата Российской империи, бюрократический механизм принятия решений центральной и местной власти в отношении «государственных преступников», находящихся в положении политических ссыльных. Особое внимание в статье уделяется выяснению подробностей его борьбы против полицейского надзора за ссыльными и вообще против ужесточения режима политической ссылки в 1880-е гг. Главным мотивом его протестных действий было стремление защитить свое человеческое достоинство.   
Автор приходит к выводу, что карательный аппарат самодержавия своими решениями и действиями, часто несоразмерными проступкам людей, сильно приумножили число явных и скрытых противников существующего политического строя. Мстительное стремление судебных, тюремных, жандармских и полицейских чиновников всех уровней покарать «злоумышленников», даже тех, кто не принимал активного участия в противоправительственной деятельности, имело самые пагубные последствия для России. В итоге насилие между властью и обществом нарастало. И в водоворот революционной борьбы против самодержавия помимо своей воли оказались втянутыми и такие «маленькие люди», как греческий подданный Глико.

Самодержавие, генерал-губернаторство, политическая полиция, бюрократия, карательная политика, революционное движение, народничество, политическая ссылка, полицейский надзор, Сибирь, Тобольская губерния, Г.А. Глико.

Oleg A. Milevskiy – Doctor of History, Professor, Surgut State Pedagogical University (Surgut, Khanty-Mansi Autonomous Okrug–Yugra, Russia)
olegmilevsky@mail.ru

The article uses original archival documents to reconstruct major developments in the life of Gavriil A. Gliko, a Greek subject, during his Siberian exile. While living in Odessa, he got involved in  Narodniks’ movement in the 1880s. Although he never took an active part in any of clandestine revolutionary groups he was arrested and exiled as a state criminal to Western Siberia.
The destiny of this “little man” is a vivid manifestation of a social and spiritual split between Russian autocracy and society which was increasing in the latter third of the 19th and early 20th century. An insight into Gliko’s everyday life in his Siberian exile reveals the Russian Empire’s punitive policy, the bureaucratic mechanism for decision-making by central and local authorities regarding “state criminals” staying in political exile. The author highlights the details of his struggle against police supervision over political exiles and the tightening of political exile conditions in the 1880s, in general. The key motive for Gliko’s protest actions was his intention to protect his human dignity.
The author comes to the conclusion that it was the punitive policies of the Russian autocracy manifested through its decisions and actions, often incommensurate with people’s offenses, that multiplied the number of overt and covert opponents of the existing political system. The judicial, penitentiary, gendarme and police officers at all levels were set to take revenge on and punish “the perpetrators”, even those who were not actively involved in anti-government activities, which was detrimental for Russia. As violence between Russian autocracy and the people mounted, “little men”, such as the Greek subject Gliko, were increasingly drawn into the turmoil of revolutionary struggle against autocracy.

Russian autocracy, General-Governorship, political police, bureaucracy, punitive policy, revolutionary movement, Narodniks, political exile, police supervision, Siberia, Tobolsk Province, Gavriil A. Gliko.

Грибовский М.В. Николай Андреевич Гредескул: Профессор эпохи Русской революции
Gribovskiy M.V. Nikolay Gredeskul: Professor of the Russian Revolutionary Epoch

Грибовский Михаил Викторович – докт. ист. наук, доцент, Национальный исследовательский Томский государственный университет (Томск)
mgrib@mail2000.ru

В статье рассматривается эволюция общественно-политических взглядов Николая Андреевича Гредескула (1864 – 1941), представителя дворянского рода молдавского происхождения. В России времен революционного кризиса он был известен как профессор университета, юрист, общественный деятель, публицист, депутат I Государственной Думы. Эволюция его общественно-политических воззрений рассматривается во взаимосвязи с его судьбой, а также в контексте политических, революционных и военных событий в России. Главное внимание уделяется критическому анализу его самых важных публицистических работ.
К рубежу XIX–XX вв. Н.А. Гродескул сложился как общественный деятель либерального толка. После Первой русской революции он менял свои общественно-политические взгляды то на более левые, революционные, то на более правые, консервативные. Особенно ярко эти колебания проявились в его трактовках национального вопроса. Новое, более радикальное, полевение взглядов Н.А. Гредескула было вызвано падением самодержавия, поражением Белого движения и окончательным установлением в России власти большевиков. Советскую власть он принял без видимых колебаний, и уже в работах 1920-х гг. высказывал идеи, близкие к большевизму, далекие от тех идей, что были ему присущи накануне и во время Первой русской революции.
Жизнь и публицистика Н.А. Гредескула служат яркой иллюстрацией общественно-политических процессов, протекавших в России в революционную эпоху. Эволюция его общественно-политических взглядов, его публицистические работы отразили те мировоззренческие трансформации, которые переживала русская интеллигенция, особенно университетская профессура, в эпоху революционного перехода от имперской цивилизации к советской.

Первая русская революция, Первая мировая война, Государственная дума, интеллигенция, профессура, общественное движение, публицистика, либерализм, национальный вопрос, еврейский вопрос, Н.А. Гредескул.

Mikhail V. Gribovskiy – Doctor of History, Assosiate Professor, National Research Tomsk State University (Tomsk, Russia)
mgrib@mail2000.ru

The article examines the evolution of political views held by Nikolay A. Gredeskul (1864 – 1941), a nobleman of Moldavian (Moldovan) origin. During the crisis of the 1905 Russian revolution he was known as a university professor, a lawyer, a public figure, a political journalist, and a member of State Duma. The evolution of his political views is analyzed in connection with his biography as well as in the context of political, revolutionary and military developments in Russia. The article focuses on the critical analysis of his major journalistic writings.   
By the beginning of the 20th century N.A. Gredeskul  had been formed as a liberal public figure. After the 1905 Russian revolution he would make his political views either more leftist and revolutionary or more extreme right and conservatory. These oscillations were most vividly seen in how he treated the national question. N.A. Gredeskul’s  more radical leftist views were triggered by the collapse of the autocracy, the defeat of the White movement and the final establishment of the Bolsheviks’ power in Russia.  He accepted the Soviet rule without visible hesitation, with his ideas expressed in his works as early as in the 1920s being close to Bolshevism, far from the views he had held on the eve of and during the 1905 revolution.
N.A. Gredeskul’s life and journalism are a vivid illustration of social and political processes undergoing in Russia’s revolutionary epoch. The development of his social and political views, his publicist works reflect those transformations in outlook that Russian intelligentsia, particularly, professoriate went through during revolutionary transition from imperial civilization to the soviet one.

1905 Russian Revolution, World War I, State Duma, intelligentsia, professoriate, social movement, political journalism, liberalism, national question, Jewish question, Professor Nikolay A. Gredeskul.

 

Вверх
 

Антибольшевистская Россия Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru